«Земле русская! Граде святый! Украшай твой дом, в нем же божественный велий сонм святых прослави!» — стихиры празднику Всех Святых, в Земле Российской просиявших.

Это недавний праздник. Он установлен был Российской Православной Церковью на Поместном Соборе в 1918 году, и отмечается во 2-ю неделю (воскресенье) по Пятидесятнице (Троице) — на следующее воскресенье после дня Всех Святых Вселенской Православной Церкви.

«Граде святый», — обращаются к России отцы Поместного Собора в тот момент, когда богоборческие силы, легионы Князя Мира Сего, стремились, как и в наше время, навсегда уничтожить Россию.

«Украшай твой дом», — заповедали они нам, как приумножать наши хлеба, наши стада, отстраивать наши города со множеством храмов православных, обустраивать нашу жизнь. Воспитание наших детей, даже веселие наше — ибо никто никогда не сказал, что православному человеку не надлежит веселиться. В тот самый момент, Когда надвигалась полоса самых страшных гонений, отцы собора противопоставили ей пастырское молитвенное слово. И мы сможем вкусить плоды этой молитвы, возрадоваться и возвеселиться, когда наша бывшая страна вновь станет нашей страной, если наши великие труды будут достойны этого сонма святых, поддерживающих нас на небесах.

«Церковь русская! Красуйся и ликуй, се бо чада твоя Престолу Владычню во славе предстоят радующеся», — мы иногда даже можем усомниться в величии нашей Церкви: ее ограбили, ее продолжают грабить сейчас. Отнятое наше достояние превращается в пыль, а то, что удалось сохранить, новые похитители, хозяйничающие в нашей бывшей стране, не стремятся нам с вами вернуть. Но зрение умудренных божественным светом составителей стихиры, гимнографов и песнотворцев иное, и видит глубже, чем наше рациональное зрение.

«Церковь русская! Красуйся и ликуй», — говорят они, не сомневаясь в величии воинствующей Земной Церкви. Это обращение к нам: да не усомнимся и мы.

«Соборе святых русских! Полче божественный! Молитеся ко Господу о земном отечестве вашем и о почитающих вас любовию», — божественный полк русских святых с тех пор непрестанно умножался, и прежде всего огромным, даже не представимым нам сонмом мучеников и исповедников, иные из этих исповедников и сейчас еще живут среди нас. Это величайшее достояние, приобретенное Россией в ХХ веке, и еще раз напоминание нам. У нас и Земля Русская есть, хотя и нет Русского государства. И Церковь у нас русская есть, по-прежнему видная часть Церкви Вселенской. А полк божественных заступников, угодников российских таков, что мало в какой земле сыщется.

И вот последняя, важнейшая, может быть, стихира, подводящая итог всему, выражающая смысл богословский, исторический, культурный: «Новый доме Евфрафов, уделе избранный, Русь Святая, храни веру православную, в ней же тебе утверждение».

«Доме Евфрафов». Евфрафа — плодоносный — древнее название Вифлеема. Оно вспоминается в Ветхом завете всего несколько раз: в кн. «Бытие» в 35-й главе, затем в 48-й, в кн. «Руфь», в кн. Пророка Михея, гл. 5 ст. 2. Вот цитата из книги «Бытие»: «И умерла Рахиль, и погребена на дороге в Евфрафу», И второе место из кн. «Бытие»: «похоронили ее там на дороге в Евфрафу, что ныне Вифлеем». Это город, где родился Спаситель, но там же родился царь и пророк Давид, из рода которого в царском доме Вифлееме — Евфрафе произошел Спаситель Господь Иисус Христос.

Первая Книга Царств, в гл. 17 ст. 12, именует Давида сыном евфрафянина Иессея, потомка Авраама, а название города Евфрафы созвучно названию реки Евфрат, которая протекала еще в земном раю! — в нем тот же корень, означающий «плодоносный», с берегов которой произошел праведный праотец Авраам. Таким образом, Россию, как новый дом Евфрафов, можно назвать новым Вифлеемом, новое прославленное самим Богоприсутствием место на Земле. И это вполне правомочное сравнение. Плодоносный дом — это богатый плодами. Россия и сейчас еще богата своими реками, морями, лесами, полями, недрами полезными ископаемыми. Помните замечательное «Слово о погибели Русской Земли»? Оно повествует не о гибели разоренной западным и ордынским нашествием Руси, а о ее былом величии. И величие восстановилось! Потому что люди не забыли, сколь велика и исключительно плодоносна была Русь. И отцы Собора 1918 года напоминают нам о настоящем России, а не об «Эрэсэфэсэрии» — жалком обрубке Третьего Рима. Если равноапостольные Владимир и Ольга — русские святые, то как же может не быть частью России Киев — мать городов русских?

Но плодоносна Россия и праведниками, плодоносна и мудрецами, как сказали бы сейчас в том же смысле слова — людьми учеными, интеллектуалами, плодоносна и воинами, и мастерами, народом добрым и трудолюбивым, хотя, к сожалению, часто слишком доверчивым и терпеливым. Все это укладывается, объемлется понятием «плодоносная».

Итак, Россия сравнивается, ни много, ни мало, с новым Вифлеемом, с новым праотеческим Евфратским Авраамовым домом. И это не новость, не вольность каких-то, — скажет иной, забыв, что речь идет о мучениках — не новость каких-то заумных архиереев ХХ века. Вспомним, как обращался святой благоверный князь Дмитрий Иванович Донской к пришедшим к нему князьям Ольгердовичам, как и он, будущим героям Куликовской битвы: «Братие милые, уже ради потребы пришесте ко мне, воистину есте ревнители отца нашего Авраама». Русские святые, все книжные, ученые люди полагали себя принадлежащими к одному Отечеству со святыми мучениками первых лет христианства, с великими святителями и учителями, такими, как Василий Великий и Иоанн Златоуст, с основателями монашества и с ветхозаветными праведниками — пророками и праотцами. Все они принадлежали к одному роду, к роду Вселенской Православной Церкви. Как и в храме: в иконостасе Спасителю предстоят апостолы, святители, мученики, преподобные, пророки, праотцы — и вместе с ними в храме пребывают прихожане, православный народ. Русь из последних пришла к православной вере. И что сказано об этом у евангелиста Луки, гл. 13 ст. 30: «И вот есть последние, которые будут первыми, и есть первые, которые будут последними». Это цитировалось неоднократно русскими проповедниками, призывавшими наших соотечественников, и те призывались и вдохновлялись этим. Наше достояние — не только двухтысячелетняя традиция Вселенского христианства, но и предшествующая, в целом пятитысячелетняя традиция ветхозаветной праведности, далее прямо восходящая к Ною, от сына коего Иафета среди прочих ведут свое происхождение народы арийские, а следовательно, и русский народ. Вот что значит обращение к праотцу Аврааму. Но это осознание причастности праведности и противопоставление злу, воинствующее отношение к злу, разлитому в мире — необходимое условие для того, чтобы и дом был плодоносен. И стихиры звучали не только призывом, но и констатацией факта.

«Русь Святая», — обращается песнотворец к нашей земле. Конечно, никогда все население Руси не состояло из святых, но истинным идеалом каждого русского человека — правителя и купца, ученого мужа и воина, даже разбойника, — была все-таки святость. Подводя итог разговору об этих дивных стихирах праздника всех русских святых, хотелось бы обратить внимание на огромную важность почитания всех специально русских дней церковного календаря. Обратите на них внимание: мы часто пренебрегаем ими. Действительно, едва ли не больше половины дней в году поминаются какие-либо русские святые. Но есть особенные дни. Это день апостола Андрея Первозванного, по апостольскому жребию апостола Русской земли. Это день Кирилла и Мефодия, учителей словенских, а значит и русских. Это дни наших равноапостольных княгини Ольги и князя Владимира. И хотя мы затем имели не менее великих, а может быть и более великих святых, среди которых преподобные Сергий Радонежский и Серафим Саровский, думается, что сейчас, в годину жуткого разорения, и духовного, и материального, — чрезвычайно важно всем собираться в храме, всем праздновать дни тех святых, которые установили, создали Россию, Святую Русь. Явившийся так недавно, только в 1918 году, праздник Всех Святых, в Земле Российской просиявших — среди этих дней.

И еще есть о чем вспомнить в этот день. До сих пор не прославлены нашей Церковью почитаемые народом новомученики и исповедники, во главе с убиенным Государем Николаем Александровичем, за веру и Отечество пострадавшие. Нужен день памяти Собора новомучеников и исповедников Российских. Наилучшим днем для этого представляется день переворота, осуществленного революционерами-христопродавцами, день, положивший начало Смуте, которую мы до сих пор продолжаем расхлебывать пополам с кровью, день, с которого наша страна, Святая Русь, стала нашей бывшей страной. Это день отречения убиенного Государя, 2 (15) марта. Ждут прославления и многие подвижники благочестия прошлых веков — святители, преподобные и праведные миряне. Среди них митрополиты Киевские и Всея Руси Илларион, автор «Слова о Законе и Благодати», первый русский, ставший первоиерархом в нашей стране, и Кирилл, тоже русский, галичанин, соратник благоверного князя Александра Невского, митрополит Ростовский Арсений Мацеевич, явивший подвиг исповедничества, отстаивая нашу Церковь от разорения в «просвещенный» век Екатерины II. И о них следует помнить, работая над воссозданием Святой Руси, и уповать на их молитвенное заступничество.

У каждого народа есть гимн, иногда два, национальный и государственный, оба принято знать всем гражданам. Были в Российской империи «Коль славен» и «Боже, царя храни», как в Англии и по наше время «Правь, Британия» и «Боже, храни королеву». У нас, казалось бы, нет ни одного гимна, да государственному и взяться вроде бы неоткуда, пока страна не наша, ведь нет пока еще православной Российской империи. Все время нам пытаются подсунуть подмену, а получается «мычание», песни без слов. Как не удается из нашей страны сделать не нашу, так не удается и гимн. Но Господь не оставляет нас. Наш гимн все-таки есть. Это стихиры всем русским святым.

1994